Банка Идей (IdeasBANK)
Идеи,статьи,обзоры и прочее прочее

Исчезнет ли крымскотатарский язык?

Гостями газеты «Авдет» являются Александр Горяинов (Москва, РФ) и Рефат Закирьяев (Атырау, Казахстан). Они хорошо владеют крымскотатарским языком, поэтому дают интервью на крымскотатарском.

9 августа под эгидой Организации Объединенных Наций (ООН) отмечается день коренных народов. В это время проводятся различные научные конференции. Одной из тем таких конференций является – «Исчезнувшие и исчезающие языки». Согласно статистическим данным, каждую неделю в мире исчезает один язык. Через десять лет, из ныне существующих 6-7 тысяч языков останется только 2-3 тысячи. Как вы считаете, исчезнет ли крымскотатарский язык? Или же он останется среди уцелевших языков?

Александр: Что мы видим сегодня… Как ни печально, но большинство крымских татар не интересуются родным языком и не пытаются его сохранить. Меньшинство же старается защитить родной язык. Такие сознательные люди каждый день и каждый час стараются разговаривать на родном языке, используя каждую возможность, изучают родной язык. Поэтому, как мне кажется, в будущем ситуация будет выглядеть таким образом – большинство нации утратит родной язык, а сознательное меньшинство, патриоты, сохранят его. Этому есть пример. Так, в Ирландии около 90% населения разговаривает по-английски, остальные – на родном, ирландском языке.

Принимая во внимание сказанное Александром, вы, Рефат-бей, как полагаете, утратит ли наша нация свой язык или нет?

Рефат: По-моему, наша нация не утратит родной язык. Как сказал Александр, у нашей нации тоже есть сознательный актив, — такие люди подобны ирландцам. А этот народ, хоть и говорит в основном по-английски, боролся против английской державы и старался обрести национальную независимость.

Если мы потеряем родной язык, что потеряется вместе с ним?

Александр: Большой пласт культуры – фольклор, сказки, пословицы и другие подобные вещи. Если утратится язык, утратится и этот пласт.

Рефат: Без языка традиции и обычаи нашей нации станут ущербными.

А что касается политики?

Александр: Возможно, мои слова покажутся горькими, но в политическом плане крымскотатарского языка нет уже сегодня. Сегодня в политической сфере язык не употребляется. Можно сказать, что язык используется только в особых торжественных случаях. Например, посмотрим на Курултай…. Открытие происходит на крымскотатарском языке, а далее, его работа протекает на русском. Или на некоторых государственных учреждениях у дверей висят таблички с надписями на русском, украинском и крымскотатарском языках. Но внутри самих учреждений все делопроизводство идет на русском и украинском языках. Также на разных общественных мероприятиях – плакаты и транспаранты пишут на крымскотатарском языке – но мало кто осознает, что у нас есть не только тамга и флаг, но и родной язык. Однако, язык виден только на транспарантах.

Поэтому, сегодня крымскотатарский язык находится полностью вне политической и официальной сферы, и когда он вернется в эту сферу и будет использоваться не известно.

Если политики на своих собраниях и встречах начнут говорить по-крымскотатарски и станут вести делопроизводство на крымскотатарском языке, повлияет ли это на народ?

Александр: Конечно, влияние будет. Но для полного решения языковой проблемы этого не достаточно. Часто слышны нарекания вроде: «нам нужна государственная поддержка: школы, книги и прочее». Несомненно, все это нужно, я согласен. Однако, только эти вещи проблему не решат. Поскольку, прежде всего, необходимо изменить психологию, дух человека. Например, почему немолодые люди, владеющие крымскотатарским языком, сидя в кафе разговаривают друг с другом по-русски? Разве причина этого в школах и книгах? Нет… Тогда в чем?

А если посмотреть на крымскотатарские свадьбы. У других наций на свадьбах более девяноста процентов играют свои песни и мелодии. А на свадьбах крымских татар только 20-25%, остальное – это песни и музыка других народов. Влияют ли такие на вещи на утрату родного языка?

Александр: Конечно, сейчас в крымском обществе доминирует русскоязычная культура (именно русскоязычная, а не русская) и это оказывает влияние на крымскотатарский народ. Ранее я говорил об Ирландии. В этой стране для ирландского языка есть своего рода резервации. То есть, на территории всего государства официальными являются два языка – ирландский и английский. Но там есть и такие места, где в нескольких деревнях действует только один официальный язык – ирландский, и власти стараются сохранить такие места. Возможно, в нашем случае, это не слишком хорошее решение, но этот пример показывает важность защиты национального языка и культуры.

Наш язык находится в плачевном положении. Есть ли этому объективные причины?

Рефат: По-моему, этому есть несколько причин: отсутствие официального статуса, засилье русского языка, малое количество школ и т.д.

Большинство родителей учат своих детей родному языку в возрасте до четырех-пяти лет, и дети знают родной язык, но после, когда ребенок идет в детский сад и в школу, играет на улице, — в результате забывает родной язык. Что можно сказать об этом?

Александр: Если бы родители дома разговаривали с детьми только на крымскотатарском языке, то дети его не забыли бы. Возможно, выросши, они не смогли бы разговаривать по-крымскотатарски на высокие философские и политические темы, но в кругу семьи, на рынке, в транспорте вполне смогли бы говорить на родном языке.

Необходимо ли чтобы дома родители заставляли детей читать книги на родном языке?

Рефат: Как мне кажется, не нужно заставлять, поскольку к языку нужно прививать любовь. То есть, нужно читать нашим детям книги, написанные на крымскотатарском языке, мы должны проявлять инициативу для того, чтобы не исчез наш язык. Если дети сами это поймут и осознают, то будет большая польза.

Какое, по-вашему, будущее у нашего языка?

Александр: По-моему, крымскотатарский язык не умрет, ведь хоть народ и маленький, но есть сознательная активная прослойка, — она и сбережет родной язык. Сегодня у нас есть три поколения: старики, родившиеся еще до последней войны, среднее поколение и молодежь. Когда старики и среднее поколение покинут этот мир, с ними уйдет и язык, но все равно, останется 5-10% сознательных представителей народа, — они и сохранят язык. Таких людей мало среди представителей младшего поколения, но они есть. И они, сохранив родной язык, будут оставаться.

Если численность народа будет малой, исчезнет ли язык?

Александр: Конечно. Например, крымчаков сейчас осталось 500 – 600 человек. Этот народ обречен. Но если численность народа такова, как численность крымских татар, то это ему не грозит. По-моему, несколько сот тысяч человек достаточно для сохранения языка.

Источник: газета «Авдет» №32 (508) 11 августа 2008 года

Перевод с крымскотатарского: Али Бекхан

Нет комментариев to “Исчезнет ли крымскотатарский язык?”

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: